О налоговых реформах РК рассуждает зампредседателя правления «Атамекен» Рустам Журсунов

В Казахстане разрабатывается законопроект «О налогах и других обязательных платежах в бюджет и таможенном регулировании», который объединит в себе Налоговый и Таможенный кодексы. Одна из основных реформ, которая бурно обсуждается в Казахстане, - замена НДС на налог с продаж.

Заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Рустам Журсунов считает, что реформы в налоговом законодательстве Казахстана назрели. «Налоговые отношения отражают взаимоотношения государства и бизнеса, а, значит, должны соответствовать текущим и прогнозируемым экономическим реалиям. Однозначно, с 2014 года экономические реалии изменились. Предпосылки эти и раньше возникали. Ведь каждая страна, если смотреть в целом, это такой большой магазин. Мы продаем по разным подсчетам (из общего объема экспорта) 58% нефти и газа, порядка 20% руд и металлов, а также до 10% сельхозпродукции. Вот структура нашей экспортной корзины. Понятно, что когда сокращается стоимость на наши основные продаваемые миру товары, то структура пополнения государственного бюджета тоже должна изменяться. Соответственно, и фискальная политика должна меняться», - сказал он.

Вместе с тем представитель «Атамекен» отметил, что бизнес не любит экстремальных и резких изменений. «Потому что, представляете, целые бизнес-процессы и цепочки нужно менять, что очень затратно. Если обратиться к статистике, в принципе, мы ею оперируем не раз. С 2009 года мы вносили в Налоговый кодекс 111 пакетов изменений. Это в пересчете на каждый год порядка 14-15 раз. Временная разница между изменениями достигает от 3 до 7 дней. Изменения нормативной среды, а налоги платят все, очень тактильная вещь для бизнеса. Снаружи кажется всего 111 изменений. А когда чуть ли не каждый день меняются правила игры - это большие ресурсы и большие риски», - заявил он.

Журсунов подчеркнул, что предпринимателям необходима стабильность, и министр национальной экономики РК Ерболат Досаев это понимает. «Мы говорим: вносить изменения в налоговый кодекс нужно один раз в год. Ничего страшного, никто не умрет. Один раз в год и основным законом (без сопутствующих). В чем наша проблема? Когда меняют земельный кодекс или какой-либо закон, прицепом идут изменения в налоговый кодекс. В прошлом году через мажилис примерно 90 законов прошло», - пояснил он.

Кроме того, зампред правления выразил мнение о том, что бизнесу Казахстана нужна среднесрочная фискальная политика, как основополагающий документ. «Это документ, который станет ключевым элементом системы государственного планирования и будет рассчитан в среднем на 3-5 лет. Нужно, чтобы в нем государство показывало горизонт - каким, к примеру, будет аппетит у казны через следующие три года. (…) Грубо говоря, чтобы бизнес понимал, что да, в следующие два года я пойду в этом направлении, что коэффициент налоговой нагрузки будет таким-то», - отметил он.

«Но, что еще важно, в рамках этой политики должны приниматься бюджеты. Я говорю о базовом документе на среднесрочный период, в рамках которого идет нарезка по годам. К примеру, в России приняты основные направления налоговой политики на 2016 год и на плановый период 2017-2018 годов. И такая практика есть во многих странах. Четыре политики для бизнеса критичны. Это денежно-кредитная, бюджетная, фискальная и тарифная политики. От них зависит жизнь бизнеса. И если мы будем знать на среднесрочный период политику государства, соответственно, будем под нее подстраиваться», - добавил Журсунов.

Эксперт отметил, что для развития экономики нужно иметь конкурентоспособные отрасли народного хозяйства: будь то нефтянка, ГМК, АПК, транспорт или банковский сектор. «Мир сейчас стал маленьким, а инвестору без разницы, куда вкладывать деньги. Его интересует возврат и приемлемая норма прибыли. Для этого коэффициент налоговый нагрузки должен быть конкурентоспособный и адекватный реалиям. Причем быть лучше, чем у стран-конкурентов», - заявил он.  

В то же время Журсунов отметил, что «сейчас не лучшие времена» и нельзя увеличивать нагрузку на бизнес. «Сейчас нужно год-два подождать, восстановиться. И глава государства в ноябре прошлого года в послании народу Казахстана отмечал, что «повышение налогов – не выход из сложившейся ситуации». Но потом необходимо садиться и конкретно говорить, у кого какая налоговая нагрузка, вычислять фискальный потенциал и настраивать процесс. Причем, говоря о налоговом потенциале, должны брать во внимание свою географическую удаленность, чтобы бизнес не ушел в другие соседние страны», - сказал он.

Говоря о работе с Министерством нацэкономики Казахстана, Журсунов заявил, что у Палаты с госорганом «отличные отношения». «Идет прямой диалог. И об этом мы с министром экономики открыто разговариваем. Мы со своей стороны уже подготовили драфт основных направлений фискальной политики, как бизнес видит нашу фискальную повестку. Сравнили нагрузку со странами ОЭСР по отраслям, дефрагментировали стратегию «Казахстан-2050», где попытались выстроить потенциал. Сколько денег и где можно будет собрать в течение 5-6 лет. Предоставили предложения по выводу бизнеса из тени», - сказал он.

Говоря о переходе от НДС к НСП, представитель «Атамекен» констатировал, что той методики, которая предусмотрена в новом законодательстве, нет нигде в мире. «Я изучал налоги и в Японии, и в США. Везде практикуется классический sales tax - налог с продаж. По оценкам Всемирного банка, объем теневой экономики в Казахстане составляет 38% от ВВП. В таких условиях переход на классический sales tax - провал. Мы их просто не соберем. Это потенциальная зона риска, и россияне уже два раза на эти грабли наступали. Не сработает это. В нынешней вариации НСП, по сути, налог с оборота, так как предлагается каскадный метод. И мы, как Палата, видим пять основных рисков», - заявил он.  

Во-первых, по словам Журсунова, реформа повлечет рост себестоимости. «Для этого мы взяли реальные предприятия и конкретные цепочки и проанализировали возможный эффект. Например, что у нас получилось по молоку. На литр молока при ставке НСП в 5% рост себестоимости будет 9%. По бензину АИ-92 рост себестоимости на 9%, фосфор – на 13%, по мясу птицы – 10%, киловатт электроэнергии – 4%. Рост себестоимости на 9–15% однозначно будет при ставке 5%», - сказал он.

«Во-вторых, ситуация внутри страны. Не секрет, что сейчас идут «торговые войны» с конкурентами из соседних стран. И если два года назад фронт был в районе Омска и Барнаула, то сейчас линия опустилась почти до Астаны. Импортировать будет дешевле, чем производить. Одно колено, если грамотный коммерсант, ну максимум два, и он дойдет до розницы. Для того, чтобы произвести, у меня колен будет больше. Производитель становится в положение, когда изначально будет проигрывать импортеру», - отметил эксперт.

В-третьих, Журсунов обратил внимание на риски, связанные с ценообразованием на экспортные позиции. «По нефти это пять мировых центров ценообразования. Металлы - Лондонская биржа. Соответственно, если себестоимость растет, а мировая цена стоит, то конкурентоспособность объективно падает. И, скорее всего, наши экспортеры понесут достаточно серьезные потери. Это что касается конкурентоспособности», - сказал он.

«Тут мы плавно переходим к четвертому пункту. Что Вы будете делать в новых условиях, как коммерсант? Оптимизировать свои торговые цепочки. По нашему прогнозу, где-то 2–3 участникам придется закрыться. Кто они? Сейчас плательщиками НДС не являются ИП. У нас их 930 тыс. Из них 41% в трейдинге. Выходит примерно 400 тыс. ИП, которые согласно новому кодексу будут облагаться НСП. И если третье и четвертое звено цепочки уходит с рынка, речь идет примерно о 100 тыс. ИП. В среднем соотношение у нас 1,5 человека на одно ИП. По нашим прогнозам, это примерно 120–150 тыс. человек. Понятно, что это лишь риск, который может реализоваться не за один день. Но он есть, и наглядный», - добавил зампред правления Палаты.

Пятым риском Журсунов назвал вымывание денег из экономики. «В рамках НСП у вас уже не будет зачетной части, а, значит, на каждом уровне будет идти изъятие. Мы пытаемся сейчас понять пределы, но одним из вытекающих последствий будет сжатие экономики в целом», - заявил он.