Поблажек не будет: саморегулирование жестче, чем госконтроль

В Казахстане планируется создать несколько СРО на базе существующих профессиональных объединений по оценочной деятельности

Оценочная деятельность – это одна из профессионально-предпринимательских видов деятельности, которой присущи все признаки саморегулирования. Это единство отрасли,  наличие правил и стандартов, а также осуществление контроля за их соблюдением, обеспечение имущественной ответственности, имеется законодательно установленная модель обязательного участия субъектов рынка – оценщиков в профессиональных объединениях - потенциальных саморегулируемых организациях (далее – СРО). О проблемах оценочной деятельности, важности и особенностях внедрения института саморегулирования в этой отрасли поведала директор Департамента законодательства и развития саморегулирования НПП РК «Атамекен» Айжан Бижанова.

- Айжан Адиловна, расскажите, как исторически развивалась оценочная деятельность в Казахстане?

- Оценочная деятельность существовала с момента обретения Казахстаном суверенитета. Но отраслевой закон был принят только в 2000 году. На сегодня оценщики руководствуются этим законом. С 2003 года введено право оценщиков на добровольное объединение в некоммерческих организациях, т.е. уже на протяжении 10 лет на законодательном уровне имеется требование о членстве субъектов предпринимательства в профессиональных объединениях. За это время на рынке сформировалось доверие оценщиков к тому или другому профессиональному объединению, которые созданы не только представлять и защищать интересы оценочного сообщества, но и в целом проводить все возможные  мероприятия, направленные на развитие отрасли.

В 2007 году лицензирование оценочной деятельности было разделено на 2 вида: оценка имущества (за исключением объектов интеллектуальной собственности, стоимости нематериальных активов) и оценка интеллектуальной собственности, стоимости нематериальных активов.

В 2009 году введено обязательное членство в профессиональных объединениях (до этого момента оно было добровольным). При этом на законодательном уровне отсутствует привязанность к какой-то конкретной территориальной палате (в РК существует 16 таких объединений во всех регионах страны), т.е. субъекты предпринимательства, например, работая в Астане, имеют право вступить в любую палату, которая им по душе - в Палату ЗКО или Палату города Алматы. Та картина, которую мы сегодня наблюдаем на рынке оценки, показывает реальное отражение, пока только формирования понимания участников оценочной деятельности, зачем им нужно объединяться, с какими палатами работать, за что отчислять членские взносы и что конкретно эти объединения им могут дать. Это все свидетельствует об эволюционном развитии института саморегулирования в оценочном сообществе.

- Какие задачи стоят на сегодня? Как планируется переводить оценочную деятельность на саморегулирование?

- Сейчас, на пороге 2017 года, мы, наконец, должны определить, какие из существующих профессиональных объединений все-таки заслуживают приобрести статус саморегулируемых организаций. Несмотря на то, что сегодня все 16 палат обладают признаками СРО, таковыми они еще не являются. Для этого необходимо пройти сложные процедуры, предусмотренные законом РК «О саморегулировании», которые Минюст совместно с нами Нацпалатой и МНЭ уже проводит в рамках реализации 97 шага Плана Нации.

Учитывая, что введение саморегулирования, основанного на обязательном членстве, предусматривается вместо госрегулирования, и создаваемым СРО будут делегированы контрольно-надзорные и регулятивные функции, такие, как  лицензирование, аттестация, аккредитация, привлечение к ответственности, вплоть до исключения из СРО как запрет на осуществление профессиональной деятельности, возникает резонный вопрос: какие из существующих Палат способны обеспечить качественную реализацию госфункций. Из 16 палат должны остаться только те, которые по этическим нормам профессионально сформированы, имеют безупречную репутацию, повышенную ответственность не только перед своими членами, но и перед потребителями, максимально открыты и публичны, а также имеют наибольший процент доверия субъектов рынка.

Последние общественные обсуждения, к сожалению, показали не лучшую картину о количестве оценщиков в этих профессиональных объединениях. По сведениям Минюста, выдано порядка 4 тыс. лицензий, а субъектов предпринимательства всего боле 700. Как образовалась такая разница? Мы начали разбираться, и, знаете, что выяснилось: это связанно, как ни странно, с несовершенством законодательного урегулирования. Так, согласно отраслевому закону оценщиком выступает физическое или юридическое лицо, имеющее лицензию на осуществление оценочной деятельности и обязательно являющееся членом одной из палат оценщиков.

Учитывая, что физическое лицо это и ИП, и работники юрлица, у нас получилось смешение субъектов объединения в палатах. Это и физлица, имеющие лицензию, но не осуществляющие деятельность по оценке; ИП, работающие и не работающие в оценочной деятельности; работники юрлица, имеющие лицензию, но не соответствующие квалтребованиям (нет в наличии 2-х работников); юрлица, имеющие лицензию, но изменившие наименование своей организации и многие другие вариации.

Было выявлено множество фактов необоснованного дублирования членства: работник юрлица считается членом палаты, и в то же время само юрлицо является членом организации, более того, одно и тоже юрлицо с наличием 2-х видов лицензии считается как 2 члена.

Учитывая данное разнообразие субъектов, палатами предоставляются некорректные статистические данные о наполнении своих палат.

По нашему мнению, при этом нас полностью поддерживает Департамент развития предпринимательства МНЭ, и члены экспертных групп при МВК и ПДК реальное количество оценщиков - это субъекты предпринимательства, оплачивающие налоги (ИП и юрлица). Если субъект оплачивает налоги, значит, у него идет оборот, он предоставляет услуги в этой сфере и получает прибыль, а, самое главное, в его услугах заинтересован потребитель. Только так мы сможем определить, реальный объем оценочных услуг и количество субъектов в данном рынке.

Согласно информации, размещенной на сайтах Палат, существует только четыре крупные палаты с наибольшим количеством субъектов предпринимательства (ИП и юрлица): павлодарская, западноказахстанская, столичная (г. Астана) и ПП Алматинской области. Возможно, именно на базе этих Палат и будет дальше создаваться институт саморегулирования.

Количество планируемых СРО является самым волнующим вопросом не только для предпринимателей, но и госорганов депутатов Парламента. Главное - это не допустить лоббирование интересов отдельных субъектов рынка, в разрез мнению других участников рынка. Я неоднократно отмечала на всех выступлениях, связанных с саморегулированием, что саморегулирование должно развиваться эволюционно - снизу вверх. При реформировании отрасли необходимо учитывать текущее положение. В сфере, где уже сформированы диаметрально-полярные мнения, имеется несколько профессиональных объединений, никто не имеет морального права навязывать субъектам абсолютно противоположные подходы, концептуально разрушающие существующую инфраструктуру. Разве можно сказать предпринимателю: да, хорошо, вы доверяли этой Палате на протяжении 10 - 16 лет, но теперь мы лучше знаем, что будет лучше, создаем новую Палату, и вы должны вступить туда. Этого делать ни в коем случае нельзя. Задача Нацпалаты - это создание комфортных условий для развития добросовестного предпринимательства. Для нас принципиально сохранить доверие предпринимателей к своим профессиональным объединениям.

При этом хотелось бы обратить внимание именно на добросовестность предпринимателя, его профессиональный уровень и желание развивать отрасль в целом, к такому предпринимателю будет доверие, но,  к сожалению, на рынке есть и недобросовестные предприниматели, соответственно, они, как «изгои», тоже заинтересованы в сохранении своих объединений, и как раз в таких случаях Нацпалата будет категорически  против сохранения таких объединений.

- Почему необходимо ввести саморегулирование в оценочной деятельности? Минюст не справляется с этими функциями?

- Существующее регулирование Минюста, к сожалению, неэффективно, и это связанно, в-первую очередь, со специфичностью вида деятельности. Качественный контроль требует серьезных теоретических знаний и практических навыков. Сегодня мы наблюдаем наличие формальных подходов к проведению проверки, осуществляемых МЮ, ввиду отсутствия в штате департаментов юстиции специалистов в области оценочной деятельности. Как, скажите, госслужащему с юридическим образованием разобраться в применяемом оценщиком методе оценки: затратный (метод чистых активов, метод ликвидационной стоимости); доходный (метод прямой капитализации, метод дисконтирования денежного потока) или сравнительный (метод рынка капитала (компании-аналога), метод отраслевых коэффициентов, метод сделок).

Испокон веков саморегулирование развивалось там, где государство не способно оценить качество предоставляемых услуг, в таких сферах эту оценку могут осуществить только сами субъекты. Оценочная деятельность - именно такое направление.

В существующем регулировании можно выделить и другие проблемы. Во-первых, МЮ не обладает реальными сведениями по количеству выданных лицензий в разрезе видов лицензии (имущества или интеллектуальной собственности) и субъектов (физические и юрлица). Во-вторых, отсутствует постлицензионный контроль за соблюдением оценщиками. Лицензирование проводится неэффективно, наблюдается формальность квалификационных требований к физическим и юрлицам). Кроме того, оставляет желать лучшего уровень госконтроля за Палатами (сегодня МЮ даже не разработаны проверочные листы для оценки деятельности Палат).

- Планируется ли внесение поправок в законодательство Казахстана по вопросам оценочной деятельности?

- В 2014 году был разработан новый законопроект «Об оценочной деятельности», который сейчас находится в Мажилисе. Но с того момента, как мы начали работать над законопроектом «О саморегулировании» в прошлом году, регламентирующим рамочные положения по введению саморегулирования в Казахстане, созданию и деятельности СРО, установлению общеобязательных требований ко всем СРО, вне зависимости от сферы деятельности и вида саморегулирования, рассмотрение отраслевого законопроекта было приостановлено.

В настоящее время мы, Минюст и МНЭ, приводим законопроект «Об оценочной деятельности» в соответствие с базовым законом «О саморегулировании». Закон содержит императивную норму по вопросу введения саморегулирования, согласно которой госорган должен предварительно провести процедуру анализа регуляторного воздействия (АРВ).

Анализ позволит оценить готовность предпринимательского сообщества к принятию государственных функций, определить перечень функций, подлежащих делегированию саморегулируемым организациям, количество саморегулируемых организаций в сфере оценочной деятельности, их организационную структуру, а также в целом оценить эффективность государственной политики в части использования обязательного саморегулирования в данной сфере. Результаты АРВ выносятся на рассмотрение Межведомственной комиссии по вопросам развития предпринимательства при Правительстве, и только после этого разрабатываются соответствующие изменения в отраслевой закон.

В мировой практике саморегулирование намного жестче, чем государственный контроль, поэтому некоторые субъекты предпринимательства даже против саморегулирования. Им легче получить лицензию от государства, нежели доказать свою профпригодность конкуренту.

Сегодня наличие лицензии ничего не гарантирует, ты лицензию получил, а дальше соответствуешь ты квалтребованиям или нет, ты работаешь, тебя никто не трогает, пока не пройдет проверка. А проверка будет лишь в том случае, если поступит жалоба. Хорошо, если попадется «требовательный» потребитель, желающий отстоять свои нарушенные права, но, в большинстве случаев, потребитель, не жалуясь, идет ко второму или третьему предпринимателю, пока не получит более или менее качественную услугу.

- В чем преимущества института саморегулирования?

- Это и сокращение государственного разрешительного инструмента (лицензирование) посредством делегирования функции профессиональному сообществу; и повышение конкурентоспособности предпринимателей за счет множественности СРО и оценки их деятельности государством и потребителями оценочных услуг; и введение рейтинговой системы оценки деятельности СРО, как основного элемента конкурентоспособности, а также усиление взаимосвязи СРО с потребителями услуг. Саморегулирование повлечет за собой развитие института досудебного регулирования за счет введения имущественной ответственности членов СРО и при необходимости дополнительной ответственности юридических лиц – оценочных компаний, наряду с ответственностью в гражданско-процессуальном порядке.

Саморегулирование обеспечит качественный переход на международные стандарты и эффективную борьбу с недобросовестными оценщиками.

- Почему НПП склоняется к созданию нескольких организаций вместо единой единая СРО?

- Международная практика показывает, что в развитых странах существует несколько саморегулируемых организаций. Это обеспечивает конкурентоспособность. Кроме того, минимизируется риски проявления злоупотребления со стороны руководителей СРО и тем самым минимизируются риски дискредитации самого института саморегулирования - как инициативы предпринимательского сообщества. Мы прекрасно понимаем, если будет одна СРО – значит будет монополизация, а этого допускать нельзя. Более эффективны будут проявлены механизмы контроля и надзора за деятельностью СРО. При введении единой СРО госконтроль будет неэффективен, поскольку, приостановление, исключение из реестра СРО, а также применение иных мер в отношении единственной СРО повлечет автоматическую нелегитимность всех оценщиков Казахстана.

У оценщиков должен быть выбор, в какую СРО вступать. При этом только множественность СРО позволит потребителям сравнить и отдать предпочтение членам той или иной СРО. Поэтому СРО придется выстраивать очень грамотную политику своей деятельности как со своими членами, так и с потребителями и государством, ведь теперь вводится система сдержек и противовесов, ужесточается госконтроль со стороны уполномоченного органа в отношении СРО, а не его членов, СРО становится публичной организацией, запускается механизм репутационной составляющей.

И, самое главное, множественность обеспечит наименее безболезненный переход от госрегулирования к саморегулированию, что вызовет меньше критики в отношении госоргана и самих профессиональных сообществ.